+7(495) 720-27-16

Москва, ул. Нижняя д. 9, офис 36, (метро Белорусская)
ежедневно с 8.00 до 22.00
Статья понравилась? Жми:

Проблемное наследство

Однажды к нам в компанию обратилась пожилая женщина, представившаяся Маргаритой Николаевной. Как она сама объяснила, обратиться её, что называется нужда заставила. Нужно было восстановить её нарушенное право на наследство.

И рассказала такую историю: 

Семья у нас большая и дружная. Отец мой, Николай Степанович, дожил до преклонных лет, но под старость стал, что называется, с чудинкой. Иной раз и с конкретными завихрениями. И поэтому жить хотел один. Вот умру говорил, делайте что хотите. Но общались постоянно, да и внуки и правнуки деда не забывали. Отец, дожив до 85 лет умер, что называется в один день. Вся семья горевала. С наследством особо не торопились. Куда оно денется. Да и с квартирой решили ничего полгода в память отца не делать. Через пару месяцев пошли к нотариусу наследство открывать. Вот тут и выяснилось такое, что представить невозможно. Оказывается, отец мой за месяц до своей смерти, в свои-то 85 лет женился и квартиру свою на Ленинском проспекте на так называемую «жену» переписал по дарственной. Да женился не абы на ком, а на женщине почти на сорок лет его моложе, приходящем соцработнике. Кинулись в квартиру, а там эта! Послала нас с порога матом.

Вот с этим она к нам и пришла.

После анализа полученной информации и изучения документов, в которых явно отслеживался умысел на завладение имуществом так называемой «женой» - Ларисой Давидовной, мы выяснили, что в ходе исполнения ею служебных обязанностей, она постоянно очерняла родственников покойного, злоупотребляя своим служебным положением. И даже, несмотря на то, что как соцработник была прекрасно осведомлена о том, что Николай Степанович состоит на учете в психоневрологическом диспансере, умудрилась оформить с ним договор ренты, который сама спустя полгода и расторгла, посчитав его недостаточно убедительным для споров в дальнейшем, так как сама не исполняла его условия. Впоследствии, она, еще не будучи в браке, пыталась зарегистрировать первый договор дарения, но в регистрации ей отказали. Тогда, женив на себе Николая Степановича, она, уже как законная жена, оформила на себя новый договор дарения. Который был ею успешно зарегистрирован.

Единственно верным решением вывести аферистку на чистую воду, было обращение в суд с иском о признании брака и договора дарения недействительными. Судебная тяжба длилась долго. «Жена» тоже оказалась не лыком шита, всячески затягивала процесс и с помощью нанятых юристов пыталась отстоять имущество, которым завладела.

Наша позиция основывалась на документах, истребованных из психоневрологического диспансера и показаниях свидетелей-соседей, которые рассказали, что неоднократно слышали и видели, как соцработник обхаживает пожилого человека и говорит гадости о его родственниках.

На основании посмертной, психолого-психиатрической экспертизы также было установлено, что Николай Петрович на момент регистрации им брака с Ларисой Давидовной и подписания им договоров дарения, как до, так и после брака не отдавал отчет в своих действиях и не мог руководить ими.

При таких неопровержимых доказательствах суд принял верное решение, и признал брак между ними недействительным, как и последующий переход права собственности.

Права наследников на квартиру было доказано безоговорочно и не смотря на попытки Ларисы Давидовны опротестовать решение районного суда, московский городской суд оставил решение в силе.

Возврат к списку