+7(495) 720-27-16

Москва, ул. Нижняя д. 9, офис 36, (метро Белорусская)
ежедневно с 8.00 до 22.00
Статья понравилась? Жми:

Вроде свои. По законам божьим

Человек существо социальное. Но для нормальной жизни ему необходимы не только еда, жилье и одежда, но и множество самых разнообразных вещей. Особняком в этом ряду стоят: забота, общение, поддержка и любовь родных и близких людей.

А что делать человеку, если он на этом свете остался один? Ушли из жизни люди, составлявшие смысл его существования. Погибли, умерли... да не суть важно. Человек остался один. И если он молод, полон сил и здоровья, то можно надеяться, что все в его жизни еще будет. А если нет? Если жизнь идет к закату и недалек уже тот день, когда и самого человека не станет. Что делать? Куда бежать и в какие колокола звонить?

Договор рентыКак достойно прожить остаток жизненного пути? Каждый принимает решение сам. Кто-то начинает пить, кто-то замыкается в себе и тихо угасает, кто-то обращается к богу и в среде прихожан ищет и порой находит ту недостающую часть душевного тепла и заботы. Также несколько лет назад поступила наша клиентка. Назовем её Нина Петровна.


Так уж случилось, что к исходу жизни Нина Петровна осталась одна. Еще маленькой от какой-то болезни умерла дочка, уже взрослый сын, не успев жениться и завести детей, разбился в аварии, а шесть лет назад от инфаркта умер любимый муж. Как все это вынесла Нина Петровна, сможет понять только человек, переживший всех своих самых близких людей.

И нельзя сказать, что она осталась совсем уж одна. Были еще двоюродная сестра и племянник - тоже родные и близкие, но были они далеко не молоды, да и жили не близко, к сожалению. Так что о помощи и заботе говорить не приходилось, разве только о моральной поддержке друг друга по телефону.

Следует сказать, что человеком Нина Петровна всегда была здравомыслящим и практичным. Физическая немощь не повлияла на ясность мышления. Желая достойно встретить старость и трезво оценивая свои шансы, женщина понимала, что единственная ценность, которой она располагает на сегодняшний день, это её квартира. Ею она, после долгих размышлений, и решила распорядиться, заключив договор ренты, а точнее - в её случае - договор содержания с иждивением.

Размышляла Нина Петровна следующим образом: «Женщина я пожилая, за семьдесят уже, одинокая и здоровье оставляет желать лучшего (вторую группу инвалидности просто так не дают). Инсульт, перенесенный после смерти мужа, все сильнее дает о себе знать, сердце пошаливает, да и давление такое, что без лекарств ни дня не обходится. Ходить с каждым днем становится все тяжелее, и вполне может наступить момент, когда и с кровати встать будет проблемой. Приготовить еду и убраться уже сейчас сложно, а что и как будет дальше - никто не знает».

О договоре ренты Нина Петровна услышала от знакомых. Вроде можно таким образом распорядиться квартирой, что и деньги получишь приличные сразу, да и ежемесячно до последнего дня будут выплачивать считай вторую пенсию, ну и жить остаешься в своей квартире, а придет срок и похоронят достойно. Да вот незадача, где самой такого человека искать непонятно, а фирмам Нина Петровна попросту не доверяла, мало ли кого они ей в рентоплательщики подберут.

К тому же по этому поводу у женщины были свои соображения и условия. Человек этот представлялся Нине Петровне в будущем очень близким, вроде родственницы или более молодой подруги, а может, и дочери, которая умерла так рано.


Консультация Квалифицированная консультация адвокатов и юристов. Звоните!


А еще думала Нина Петровна так: «Зачем мне сразу те миллионы, за них и убить могут, да и тратить их некуда. Мне нужно другое! Забота, уход, помощь по хозяйству. Продукты купить, приготовить, в квартире убраться, постирать. Меня в больницу отвезти, когда понадобится. Да и ремонт в квартире давно пора сделать, окна поменять, а то зимой дует так, что без обогревателя просто замерзаю.

Пенсия, правда, вторая была бы кстати, на нынешнюю-то - особо не разбежишься. А взамен всего этого пусть кому-то достанется квартира, не с собой же её на тот свет забирать».

И как это в жизни порой случается - подходящая женщина через какое-то время нашлась. Звали её Галина, она была постоянной прихожанкой церкви, которую посещала и Нина Петровна. На этой почве они и сошлись. Нине Петровне очень импонировали взгляды на жизнь, которые озвучивала Галина: жить надо по законам божьим, пожилых уважать, помогать им всячески по мере сил своих.

Очень скоро шапочное поначалу знакомство переросло в близкое, практически ежедневное общение, а позднее, как Нине Петровне показалось, и в настоящую дружбу. Женщина не скрывала от своей новой знакомой, что одинока и имеет в собственности трехкомнатную квартиру, как не скрывала и того, что давно размышляет о том, кому из своих знакомых могла бы предложить сделку, свое жилище в обмен на содержание с иждивением. 

Сама никому ничего предложить Нина Петровна не успела. Предложили ей. Да-да… та самая Галина. И предложила, как Нине Петровне показалось, очень приличные условия. Галина предлагала взять все заботы о пожилой женщине на себя и свою семью. И ремонт ей в квартире сделают, не евро конечно, это очень дорого, но хороший качественный косметический ремонт. И окна поменяют, и балкон застеклят… Мыслимое ли дело, жить в таких условиях. У Нины Петровны должно быть все лучшее! Да и деньги ежемесячно предлагались очень приличные. Целых три минимальных размера оплаты труда. И много всяких других благ. Прямо все, как Нине Петровне в мечтах виделось: и забота, и уход, и полное содержание, да еще и деньги.

Вот только одно смущало. Квартиру Галина предлагала сразу оформить на неё. Это и останавливало. Да тут еще Нина Петровна по весне расхворалась, да так, что в больницу пришлось лечь. Но Галина не подвела, за ней, как за родной матерью, ухаживала: с врачами договаривалась, лекарства нужные покупала, продукты носила. Дочка родная, да и только. А на предложение денег, Галина руками на неё замахала: «Какие деньги! Мы же свои».

Расторжение рентыИ Нина Петровна решилась! Выйдя из больницы она сама попросила Галину найти в районе нотариуса, который их сделку содержания с иждивением заверит и все условия, как договаривались, пропишет. Что та быстренько и сделала. И недели не прошло после выхода из больницы, а Нину Петровну уже везли к нотариусу на подписание договора.

Вот только в договоре ничего об обещанных ремонтах и окнах не было. Как объяснила Галина, нотариус этот пункт вписывать отказался, так как нет возможности рассчитать точные суммы. Зато все остальные было в точности как договаривались. И ежедневное приготовление пищи, и уборка два раза в неделю, и стирка раз в неделю, и продукты, и лекарства и сопровождение в поликлинику, и даже три МРОТа…. Все, как было обещано. В общем, договор подписали. Дальше регистрацией договора занималась сама Галина, а в полученной квитанции на квартплату за следующий месяц Нина Петровна увидела уже не свою фамилию. Сердце кольнуло, ну да сделанного не воротишь. 

Дальше, как вы можете догадаться, все оказалось не так радужно, как думалось и представлялось. Нет-нет… никто над Ниной Петровной не издевался, и совсем её не бросили. Десять тысяч на книжку перечисляли как договаривались, пять тысяч на руки под расписку.

Поначалу, два-три раза в месяц продукты и лекарства какие-никакие привозили. За них правда всегда по чекам деньги спрашивали. Квартплату, как платила всегда Нина Петровна с книжки, так и дальше продолжала платить. Думала, мало на кого квартира записана, живет-то она в ней. О приготовлении пищи, уборке и стирке как-то быстро забылось. То вроде Галина сама приболела, то дочка ей внука родила, а сидеть некому. В общем, то одно, то другое. То Галина, как истинно верующая, на паломничество в Израиль на месяц уехала.

А время шло. Уже и год прошел, и второй минул. Все реже Нина Петровна видела и слышала такую близкую когда-то подругу Галину. Все общение стало сводиться к паре звонков в месяц, да денежным перечислениям. А когда Нина Петровна сама звонила Галине, с очередной просьбой, той, по словам мужа часто не оказывалось дома. Ну а если уж трубку брала Галина, то на любую даже самую маломальскую просьбу слышала: «Не могу сейчас сделать или приехать, в церковь на службу надо, вы уж потерпите еще немного, ведь есть более страждущие. Проявите смирение перед лицом Господа нашего, ибо вам о душе думать потребно, а не о радостях мирских». И так раз за разом.

А ходить Нине Петровне становилось совсем тяжко. И уже соседей и знакомых приходилось просить привезти то или иное, или заказывать по телефону, что ой как не дешево. Сильно обижалась и расстраивалась Нина Петровна на такое к ней отношение.

Не раз пыталась поговорить с Галиной. Напомнила как-то и об обещанном ей ремонте и замене окон. На что услышала, что в их договоре содержания с иждивением таких пунктов нет, соответственно и выполнять Галина не обязана. Что тут скажешь. Верно, не было. Ну а приготовить себе обед, и сама рентополучательница в состоянии, не барыня. Так и дальше все и тянулось, пока в такой-то момент Нина Петровна очень четко не поняла, что Галина просто ждет её смерти.



дарение Составление договора ренты квартиры – гарантия вашего спокойствия


И тогда решила Нина Петровна расторгнуть договор, о чем и заявила со всей прямотой Галине. На что услышала» «А верни-ка ты нам, старая, все, что на тебя потратили». И сумму озвучили за все платежи, да еще и за лекарства, что в больницу покупались. Приуныла Нина Петровна. Где такие деньги взять? Это же почти полмиллиона набралось. Да и сама перепроверила, да, все верно.

Прошло еще пару месяцев. Но после того памятного разговора с Галиной денег она больше не получала. Ни на книжку, ни наличными. Но периодически стали названивать какие-то незнакомые люди, а то и сама Галина или муж её, и все с угрозами и с увещеваниями: «Не по-божески поступаете, Нина Петровна, не по-людски. О Вас заботились, доброту душевную проявляли, а Вы аки дитя неразумное поступаете. Или злой умысел имеете? Так знайте, счастья Вам от того не будет, и в могилу раньше времени сойдете, коли на своем настаивать будете и упрямиться».

Страшно от всего этого становилось Нине Петровне. Дни и ночи она думала, что делать, как поступить. Может и правда оставить все как есть? Вот только доверия к Галине она уже не испытывала. Даже и фирмы с неизвестными рентоплательщиками уже не особенно пугали. И придумала. Нужно найти новых нормальных людей, но уже заключить не договор содержания с иждивением, а нормальный договор ренты, но с иждивением. И пусть ежемесячно будет поменьше, зато сразу будет сумма, чтобы долг перед Галиной погасить, и не слышать о ней более никогда. А так как Галина договор расторгать категорически отказывалась, решила Нина Петровна обратиться за помощью к юристам, чтобы объяснили ей её права, интересы в суде представили и договор расторгнуть помогли.

Так мы собственно с ней и познакомились, взявшись за дело Веры Петровны. И начали с изучения документов. Сказать, что нарушений договора было множество, это не сказать ничего. Нашу клиентку с самого первого дня безбожно обманывали по всем пунктам договора. 

Для Нины Петровны явилось новостью, что оказывается квартплату за квартиру которую она передала Галине по договору содержания с иждивением должна оплачивать совсем не она, а рентоплательщица. Что сумма одного МРОТа на момент заключения ею договора в 2011 году была не пять тысяч, как ей сказали, а больше десяти тысяч, ведь дело происходило в Москве, а здесь совсем другие цены. А на тот момент, когда Нина Петровна обратилась к нам, МРОТ подрос до двенадцати тысяч шестисот рублей. И получать она ежемесячно должна была по условиям договора аж три МРОТа, соответственно более тридцати шести тысяч. И получилось, что недоплатили нашей клиентке за время договора более восьмисот тысяч. То есть сумму гораздо большую, чем сейчас с неё требовала Галина.

Составление договора рентыЕще одним сюрпризом для Нины Петровны явилось то, что она оказывается не должна компенсировать Галине никакие её затраты, так как именно Галина являлась нарушителем абсолютно всех пунктов договора. И здесь суд всегда встает на сторону рентополучателя. Что уж тут остается говорить о несоблюдении остальных условий договора. 

Действуя в соответствии с законом, мы составили досудебную претензию, раскрывающую все нарушения договора и предлагая в досудебном порядке его расторгнуть, и отправили курьером Галине. Получать лично претензию ответчица отказалась. Пришлось продублировать и отправить повторно по почте.

Спустя неделю с нами связался её адвокат. Мы встретились. Выслушав наши доводы, подтвержденные неопровержимыми доказательствами и отдельно остановившись на угрозах в адрес нашей клиентки, адвокат ответчицы признал их истинность и, понимая проигрышность их позиции, обещал приложить все усилия, дабы образумить Галину.

Следует отдать должное представителю стороны ответчика: Галина после долгих обсуждений и препирательств решила пойти на досудебное расторжение договора по соглашению сторон. Но при этом продолжала упорно требовать с Нины Петровны выплаченные деньги, которые та, несмотря на все наши объяснения, собиралась Галине вернуть. Правда, чуть позже, после заключения нового договора.

Путем долгих и не простых переговоров стороны с нашей помощью пришли к соглашению, встретились наконец у нотариуса и подписали соглашение о расторжении договора, которое позже благополучно было зарегистрировано в Росреестре. Квартира вновь вернулась Нине Петровне. Наша клиентка наконец успокоилась и даже съездила прошедшим летом отдохнуть к сестре на дачу. Сейчас она подыскивает себе новых рентоплательщиков. Но подходит к этому вопросу очень осторожно, с учетом прошлого печального опыта, и не забывает советоваться с нами. Периодически мы созванивается, болтаем о том, о сем, а подчас и консультируем Нину Петровну по различным правовым вопросам.


Задавайте вопросы Задавайте вопросы

Наши консультации бесплатны!


Возврат к списку